Главная | Жилищные вопросы | Марлон джеймс краткая история семи убийств

Марлон Джеймс - Краткая история семи убийств

мать марлон джеймс краткая история семи убийств может быть

Милый, это сложнее всего. Мертвые никогда не перестают говорить. Может, потому, что смерть — это вовсе не смерть, а оставление после уроков — точнее, задержание после школы жизни. Ты знаешь, откуда держишь путь, и извечно, раз за разом, возвращаешься из этого места. Знаешь, куда движешься, но все никак туда не доходишь, а сам при этом мертв.

Скачать книгу

Мертв, и всё тут. Ты пересекаешься с людьми, мертвыми значительно дольше тебя; все время куда-то идешь, направляясь во все то же никуда, и слушаешь вокруг себя подвывания и пошипывания, потому как все мы — духи или, во всяком случае, так полагаем , но на самом деле мы попросту мертвы.

Духи, что, как сквозняк в окошко, впархивают в других духов. Скажем, женщина иногда крадучись проникает в мужчину и стенает памятью о занятиях любовью.

Удивительно, но факт! Еще немного такой брани, и мне впору будет зваться Ким-Мари Берджесс.

Стенание это достаточно громко и явственно, но в окошко доносится не слышнее посвистывания или шепота под кроватью, которое маленькие дети принимают за барабашку. Залегать под кроватями мертвым нравится по трем причинам: Что до гробов, то лично мне они не помнятся. Но мертвые никогда не перестают разговаривать, и иногда это доносится до слуха живых.

Вот что мне хотелось сказать. Когда ты мертв, твоя речь представляет собой не более чем набор дуновений ветра и окольных путей, по которым ты какое-то время бесцельно дрейфуешь.

О книге «Краткая история семи убийств» Марлон Джеймс

Во всяком случае, так поступают остальные. Я же смекнул, что изошедшие могут учиться от изошедших, хотя дело это непростое. Даже сейчас при разговоре я могу слышать то, что уже говорил: Но пока так никто и не врубился, и мне не остается ничего иного, как ждать того, кто спровадил меня на тот свет. Но он все не мрет, а лишь медленно стареет, меняя по ходу жен на все более и более молодых, и растит целый выводок имбецилов; дряхлеет и постепенно доводит свою страну до ручки.

Мертвые балаболят без умолку, и порой живые их слышат.

Рецензии читателей

Иногда, если подловить спящего в миг трепетанья ресниц во сне, он вступает с тобой в диалог и не прерывает его, пока жена не шмякнет спящего по щеке. Хотя лично мне больше нравится слушать тех, кто умер давно. Время здесь не останавливается. Ты наблюдаешь его ход, только при этом сам остаешься недвижен, как картина с улыбкой Джоконды. В этом пространстве рассеченная триста лет назад глотка и младенческая смерть двухминутной давности — по сути, одно и то же.


Читайте также:

  • Дарственное завещание на квартиру оспаривается
  • Завещание пенсионных накоплений кто и когда
  • Мошенничество и присвоение и растрата