Главная | Автоюрист | Кража моны лизы из лувра

МУЗЕЙ ПРАВА

Укради ее — и прослывешь величайшим вором в истории, автором идеального, невозможного преступления. Несколько часов Беру уговаривал их проверить, так ли это, удостоившись хамской отповеди: Эвакуируемых через него посетителей обыскивали. В чем не было ровным счетом никакого смысла: На этот раз и музейщики, и полиция как за соломинку ухватились на призрачную надежду: Но закрытый на целую неделю Лувр обыскивали сколь дотошно, столь и тщетно.

Разве что на служебной лестнице нашли раму и стеклянный короб от картины, а на набережной Сены ручку, оторванную от двери, ведущей на ту самую лестницу. Сам Альфонс Бертильон сравнил отпечаток мизинца, найденный на стекле, с отпечатками двухсот пятидесяти семи сотрудников музея — без толку. Единственное, что было очевидно: Директор национальных музеев, видный археолог-эллинист Теофиль Омоль, во время кражи наслаждавшийся отпуском, ушел в отставку.

Смотрите также

Следствие искало то какого-то немца все зло от немчуры , подозрительно много времени проводившего в Квадратном салоне Лувра, — о нем вспомнили бдительные смотрители, то бежавшего с гвианской каторги рецидивиста. Общество друзей Лувра предложило двадцать пять тысяч франков это семьдесят одна тысяча евро за возвращение шедевра: Версии становились все безрадостнее. Куплетисты тем временем распевали: Она тут не пробегала? Ее героиня Сильвия, жена ваятеля Лючио Сетталла, не побоялась искалечить свои руки, спасая шедевр мужа, который в припадке ревности крушила его любовница Джоконда Дьянти.

кража моны лизы из лувра должно быть

Ненадолго раскаявшись, скульптор все-таки уходил от жены к Джоконде. Принимая во внимание, что в году выходила на экраны первая из трех экранизаций драмы, снятая Луиджи Маджи, можно заподозрить, что заявление писателя было частью рекламной кампании фильма. Наконец газеты оповестили о триумфе полиции, огласив имя самого ловкого вора в мире: Действительно, 7 сентября арестовали тридцатиоднолетнего Вильгельма Альберта Владимира Александра Аполлинария Вонж-Костровицкого, именовавшего себя поэтом Гйомом Аполлинером.

На основании его показаний допросили тридцатилетнего испанца Пабло Пикассо, утверждавшего, что он художник.

Самое интересное в виде мозаики

Это для нас Пикассо и Аполлинер — столпы современного искусства. А для полиции начала века — обитатели криминального Монмартра, водившие знакомство с такими же подозрительными, как они сами, личностями, и, что самое страшное, иностранцы: К тому же имя Пикассо уже упоминалось в связи с убийством в году живописца Адольфа Стенеля и его тещи.

Пикассо и еще двух будущих классиков — евреев Амедео Модильяни и Хаима Сутина. Аполлинер и Пикассо были сами виноваты в своих злоключениях. В их компании вращался мутный, хотя и забавный бельгиец Жери Пьере, которого Аполлинер именовал своим секретарем, что в устах полунищего поэта звучало комично. Пьере оказался не только собутыльником, фантазером, сплетником, игроком и славным малым, но и вором: Перепуганный поэт гнал его прочь, осыпая валлонской, провансальской, немецкой и еврейской бранью.

Зато кубист Пикассо, увлеченный примитивным искусством, охотно покупал краденое. Оставшиеся у Пикассо две статуэтки друзья решили но не решились утопить в Сене: Проплутав полночи по набережным, они встретили рассвет в мастерской Пикассо за сумрачно истеричной игрой в карты, а наутро вернули статуэтки проверенным и распространенным способом — через газету. Тут-то их и взяли. Разграбив церковные ценности под предлогом отделения церкви от государства, банда, не в силах остановиться, накинулась на Лувр.

Ею верховодят банкир-коллекционер Луи Густав Дрейфус о, проклятая фамилия! Жозеф, Теодор и Саломон. Они не просто евреи — хуже: Двое из них — лидеры еврейских организаций, двое — депутаты парламента. Они не просто ученые — крупные администраторы культуры и науки. С археологом Саломоном кое-что, и правда, было нечисто: За Аполлинера вступились не менее видные, чем Доде, писатели Октав Мирбо, Элемир Бурж, Жан де Гурмон, Рауль Поншон; друзья установили в одном из кафе круглосуточное дежурство в его поддержку и защиту.

Он провел в тюрьме Сантэ всего пять дней, но писал там столь отчаянные стихи, словно с минуты на минуту ждал приглашения на эшафот. Депрессию подстегивали воображение и страх, что его вышлют из милой Франции: Да еще мозолила глаза выцарапанная над нарами надпись: Пикассо также не отличался стойкостью. По словам его подруги Фернанды Оливье, оба преступника на допросе плакали так горько, что следователю Дриу стоило неимоверных усилий сохранять серьезную мину. Уже 9 сентября Дриу получил из Франкфурта от измученного угрызениями совести Пьере в году его заочно осудят на десять лет письмо, снявшее с Аполлинера подозрения, а го поэта освободили.

На память о приключении друзьям осталась мания преследования.

Удивительно, но факт! Все это время портрет прекрасной флорентийки лежал спрятанный в куче хлама на третьем этаже большого парижского дома "Сите дю Герон", в котором жили итальянские рабочие -сезонники.

В течение нескольких лет оба пребывали в уверенности, что находятся под колпаком. Пикассо покидал дом только в сумерках, передвигался исключительно на такси и несколько раз переодевался, чтобы запутать шпиков. Франц Кафка описал нервическое паломничество парижан к опустевшей стене. Искусствовед Жером Куаньяр иронизирует: Писатель и оккультист-розенкрейцер Сар Меродан Жозефен Пеладен, обожатель и исследователь Леонардо, пророчествовал: Что вы сделали с Джокондой?

С восторженным садизмом газеты излагали версии — из самых надежных источников — гибели картины. Безнадежно изуродованный шедевр пытались подменить копией, затем сочинили байку о краже. Вора поймали только в декабре года. По возвращении на родину, в декабре года, ему хватило ума предложить картину, которую он все это время прятал то ли под матрасом, то ли в чемоданчике под кроватью, флорентийскому антиквару Альфредо Гери.

Именуя себя в письмах, адресованных Гери, Леонардо, он просил за нее пятьсот тысяч лир сто тысяч долларов. Уговорив Перуджу оставить ее в Уффици, пока не решится денежный вопрос, эксперты сдали его полиции 11 декабря. Лист из уголовного дела Когда Гери и Поджо покидали с шедевром в руках гостиницу, где жил Перуджа, их самих задержали по подозрению в том, что они, на вид такие солидные синьоры, свистнули картину из какого-нибудь номера.

Пустяк по сравнению с последующей обидой Гери на Францию: Вот если бы десять процентов от стоимости бесценной картины! Каким же образом удалось украсть Мону Лизу? Перуджа то ли спрятался в Лувре накануне выходного, то ли его впустил в музей сторож, помнивший итальянца как одного из мастеров, работавших в музее. Перуджа в рабочем халате снял ее со стены и унес. Единственная заминка случилась, когда он попытался открыть дверь на служебную лестницу: Злоумышленнику хватило самообладания пожаловаться проходившему служителю: Тот посочувствовал и отпер дверь ключом.

На допросах Перуджа рассказал, что до последней минуты сомневался, какую картину взять. Версия о размерах картины как решающем факторе противоречила версии, заявленной вором в письме к Гери: Перуджа — патриот, вернувший на родину шедевр, украденный Наполеоном. Он то ли не знал, то ли притворялся, что не знает: Патриотическая версия, в свою очередь, не клеилась с романтической балладой в духе Эдгара По, которую Перуджа исполнил на суде. Он, дескать, был свидетелем ссоры в кафе, в ходе которой некий мужчина ранил ножом девушку с улыбкой Джоконды.

Перуджа отнес ее к себе на руках, они полюбили друг друга, но раны свели бедняжку в могилу. У него имелось какое-никакое, но криминальное прошлое.

Похищение «Джоконды»

Во Франции он дважды попадал ненадолго за решетку: Ну, какой же итальянец без ножа? Следовательно, еще с года его отпечатки имелись в полицейской картотеке, но проку от этого не было никакого. Да, по горячим следам похищения Перуджа допросили, даже заподозрили неладное, узнав, что в день кражи он запоздал на два часа на свою новую работу, но удовлетворились его объяснением: Дактилоскопии вор избежал, просто не явившись по повестке в префектуру.

Как бы там ни было, Италия чествовала патриота Перуджа и отказалась выдать его Франции. Суд дал ему всего год и пятнадцать дней, но отбыл он и того меньше: Вскоре мировая война поглотила все внимание европейцев. Перуджа — он же патриот — ушел на фронт, честно воевал. После войны — умом этого не понять — уехал в злую Францию и до самой своей смерти от отравления свинцом 8 октября года торговал в савойском городке Аннемассе красками.

Леон Доде остался ее верным рыцарем. Планируя кражу, он благоразумно предпочел договориться с покупателями заранее, а не лихорадочно искать их потом. Каждый из них, конечно, считал себя единственным обладателем сокровища. Это мог быть или натуральный шпион, имевший задание дестабилизировать Францию, или Отто Розенберг из международной банды торговцев крадеными произведениями искусства.

теперь кража моны лизы из лувра затем

Стоит ли осуждать его за покупку краденых статуэток? Невинная проказа по сравнению с тем, что натворит будущий — первый и великий — министр культуры — Франции, писатель, герой испанской войны и Сопротивления Андре Мальро. Из колониального застенка — легко представить, что это был за зиндан, — его спасет заступничество видных деятелей культуры, мобилизованных его женой, которую судили вместе с мужем, но оправдали.

После похищения на экран выплеснулось множество комедий на тему:


Читайте также:

  • Расторжение брака и раздел имущества отдельное производство
  • Приезд иностранца в россию по приглашению документы 2017
  • На приватизацию квартиры перечень документов